Вы здесь

Внутренняя свобода как профессиональная компетенция

Внутренняя свобода как профессиональная компетенция

Пожалуй, по всем формальным параметрам он — бунтарь. Человек, идущий против системы и жизнью доказывающий свою правоту. Однако слишком позитивен его бунт, слишком интеллигентна его речь и слишком ироничен его взгляд. Александр Малафеев — HR-директор серьезной финансовой компании, руководитель HR-направления международной бизнес-школы EMAS, призер нескольких региональных и всероссийских hr-конкурсов. На региональном конкурсе «Работодатель года» он стал победителем в номинации «HR-имя».

Игры до победы

Методы работы Александра Малафеева отличаются от общепринятых. Он охотно принимает на службу молодежь, профессиональным опытом не обладающую.

— Не боюсь нисколько, — объясняет. — У нас есть своя система подготовки, свой навигатор карьеры… Сейчас покажу, — он достает картонную «зачетку» размером с небольшой планшет. В зачетке шаблоны для наклеивания фишек, каждая фишка означает прохождение определенного этапа обучения.

— Да, как в супермаркете — копим фишки, получаем баллы, бонусы, продвижение в карьере, — улыбается Александр Малафеев.

— И это работает?

— Еще как! У нас есть и игра-«бродилка», — на стол выкладывается карта размером с хороший лист ватмана, — что-то типа викторины. Ответил на «корпоративный» вопрос правильно — идешь дальше, нет — пропускаешь ход. Наша задача — сделать так, чтобы у молодого сотрудника сохранились знания, а игровая форма для этого подходит как нельзя лучше. После того, как они пару раз пройдут эту игру в команде или индивидуально, их ночью разбуди — они расскажут любые стандарты компании. Знаете, я несколько лет назад вел занятия у группы, обучающейся на уровне Executive MBA — это высшая «планка», большинство из слушателей — владельцы собственного бизнеса и топ-менеджеры. Подумал: «Наверное, не стоит давать им так много игровых заданий, нужно сосредоточиться на стратегических вопросах…» Когда по окончании учебного дня попросил слушателей сказать, что понравилось и не понравилось, услышал: «Хотелось бы увеличить объем геймификации». 

Несмотря на серьезность, топ-менеджеры хотели игр. Пусть и признаться в этом смогли лишь языком канцелярских отчетов. 

Проект Александра Малафеева с «детскими» наклейками и «бродилками» в прошлом году вышел в финал международной премии «HR-бренд» от портала HeadHunter — это своеобразный «Оскар» в сфере HR.

Финал международной премии "HR-бренд"Самый женский и самый мужской вопрос

— Один из плюсов молодых сотрудников — их не нужно переучивать. Это верно?

— В управлении персоналом существуют два вроде бы схожих понятия: мотивация и самомотивация. Так вот, самомотивация лучше всего работает у людей, не обладающих прошлым опытом. Они открыты, не зашорены и свободны. А человека, который постоянно смотрит назад, кто пустил корни в свой прошлый опыт, приходится мотивировать на развитие. Хотя, с другой стороны, внешняя мотивация на молодежь может действовать гораздо слабее, чем на опытных работников. Представьте: российская семья (мама-папа и дети) впервые поехала в Диснейленд. Кто будет максимально поражен и восхищен увиденным?

— Дети?

— Нет, родители. Они выросли в совсем других парках. А для детей Диснейленд — норма, они же не знают, как это — качаться на ржавых качелях. Мотивировать молодежь сложно. Но самомотивация сотрудников, только-только окончивших институт, очень сильна.

— А нужно ли учитывать «гендерный аспект» в ходе мотивации? 

— Однозначно. Какой вопрос самый «женский»? 

— Не знаю, — честно пытаюсь понять, что именно я спрашиваю у людей, но — тщетно.

— «Почему?» А самый мужской?

— Наверное, «Зачем?»

— Правильно. Ну это же классика: «Милый, а почему ты мне не купишь новую шубу!» — «А зачем?» — «Потому что у Наташки уже две!»

В этот момент понимаешь, что Александр Малафеев прав. Что «зачем» — это стремление вперед, а «почему» — это исследование уже освоенной территории. И что никогда женщин-руководителей в нашем мире не будет так же много, как мужчин, — разве что люди мутируют в андрогинов.

…И в восхитительных штанах

Ирония судьбы состоит в том, что люди интуитивно чувствуют: в игре, в приподнятом настроении, на драйве они лучше работают и успешнее обучаются. Но как только приезжают в собственный офис, стараются застегнуться на все пуговицы и отгородиться частоколом «канцелярита».

Александр Малафеев ходит на работу в оранжевых джинсах и с серьгой в ухе. Не то чтобы эпатаж — скорее, внутренняя свобода. 

— Эйчар должен делиться настроением, — уверен он. — Это человек, на которого обращают внимание. Он не может пройти незаметно в сереньком костюмчике и укрыться в тиши кабинета. Да, нам приходится отдавать свою энергию. Но мы и много получаем взамен. Когда я беру людей в нашу hr-службу, помимо профессиональных компетенций оцениваю и их умение общаться. Если претендент неинтересен людям, я его не возьму. А харизматичность человека во многом проявляется в том, что он не боится быть смешным.

Малафеев может себе это позволить. Спрашиваешь его:

— Как вам удалось с детства сохранить в себе эту внутреннюю свободу? 

— А не было ее! — неожиданно отвечает он. — В 18 лет я носил очки с толстенными линзами и был классическим «отличником». Но потом понял, что в жизни что-то надо менять. Что, если я не выйду на сцену сейчас, — не сделаю это никогда.

— И вы вышли?

— Да, стал вести студенческие дискотеки. Но кроме этого, я еще и сделал операцию на глазах — снял очки. В этот момент возникло ощущение, что я снял с себя маску, наконец стал самим собой — и мне открылся мир.

Главный приз — книга в «Что? Где? Когда?»

— В 18 лет вы еще и играли в «Что? Где? Когда?» — ту самую, что транслировалась на первом канале и собирала у экранов рекордное число зрителей.

— Да, было дело. Но игра тех лет — она совсем не похожа на нынешнее «Что? Где? Когда?» Призами у нас были книги, да и идеология несколько отличалась. Я всего лишь написал письмо в редакцию «Что? Где? Когда?», через какое-то время мне позвонила Наталья Стеценко, главный редактор игры, и пригласила в Москву на отборочный тур.

— То есть знаменитого Александра Друзя вы видели вживую?

— Это был 1979 год, Друзем там и не пахло. Мы играли в одно время с Виктором Сидневым, Александром Бялко, Викторией Кравченко — они были из нашей компании… Но это было так давно, что даже странно вспоминать.

— В более близкой истории у вас был еще один интеллектуальный прорыв на «Первый канал» — я имею в виду игру «Кто хочет стать миллионером?»

— Да, около десяти лет назад попал на эфир. Поначалу нужно было правильно ответить на вопросы, которые присылались в смс, — я был уверен, что за эти смс с моего счета спишут какие-то деньги, но решил, что потеря невелика. А предварительным туром стало свое-образное собеседование по телефону, которое случилось через полгода после того, как я отправлял смс.

— Ничего себе скорость!

— Я к тому времени напрочь забыл про свою смс-переписку и решил, что надо мной кто-то шутит. Однако не шутили. Мы проговорили по телефону два с половиной часа, я отвечал на вопросы игры. Причем редакторам «миллионера» было не важно, правильный я даю ответ или нет. Они слушали, как я рассуждаю, о чем рассказываю, — словом, на игру изначально подбирают людей, которых интересно будет слушать зрителям.

В итоге Александр Малафеев оказался на игре, с легкостью прошел почти все вопросы, но на одном из последних, засомневавшись в ответе (как сам сейчас поясняет, съемки шли уже глубокой ночью и он сильно устал), решил взять деньги. Кстати, сомневался зря — его ответ был верным.

Свои пятнадцать минут славы после «Миллионера» он получил сполна: его узнавали и в магазинах, и на улице, а товарищи по работе именно так и представляли его коллегам: «Это Александр Малафеев, он почти выиграл главный приз в «Кто хочет стать миллионером?»

Сегодня он регулярно выступает — но уже как автор собственных рассказов на нижегородском проекте «Внеклассные чтения». Зрители периодически спрашивают: «А вы правда профессиональный артист?»

«Вы хотите «продать» мне это будущее?!»

— Однажды, около десяти лет назад, меня пытались переманить на работу в одну, скажем так, межгалактическую корпорацию, — рассказывает Александр Малафеев. — Предлагали зарплату в два раза больше, чем та, что я получал. Но, признаюсь честно, душа к межгалактической корпорации не лежала. «Вам же сейчас 46 лет! — убеждал представитель корпорации. — Через 14 лет пенсия, пора уже о ней задуматься!» И вот тогда я однозначно понял, что нам не по пути. «Вы хотите «продать» мне это будущее?! — удивился я. — С бездельем в 60 лет?! И думаете, оно меня вдохновит?» Жизнь — настолько яркая, в ней столько всего интересного — как можно заранее готовиться к тому, что в 60 лет тебя будут ждать лишь камин и домашние тапочки?

…На церемонии награждения премии «Работодатель года» одна из зрительниц подошла к Александру Малафееву, посмотрела на него и произнесла: «Как здорово, наверное, работать в компании, где есть такой генеральный директор, как вы». «Так я всего лишь HR-директор!», — ответил он. «Тогда какой у вас генеральный?!» 

Источник: http://www.birzha.ru/newspapers/birzha/persona_nomera/29350/